Калмыцкий народный эпос "Джангар"

Главная | Радио | Калмыцкий народный эпос 'Джангар' | Калмыцкие сказки | Об эпосе Калмыцкий народный эпос Джангар

Песнь третья
О подвигах богатыря Строгого Санала

(...Продолжение)
И тогда спросил у врага
Храбрый воин Модон Харга:
"Говорят, есть у Джангра герой,
По прозванию Строгий Санал.
Ну, каким бы его ты признал
По сравнению, скажем, со мной?"

Дерзкий расхохотался посол,
И до боли в желудке своем
Телом всем сотрясался посол:
"Вижу, вы не в рассудке своем.
Благоразумный даю совет:
Миром да будет ваш ответ,
Ибо знайте заране вы:
Гибельной станет война для вас,
Многих на поле брани вы
Недосчитаетесь в грозный час.
Бедствий стоите на грани вы:
Будет ответом война,- тотчас
Я черно-пестрое знамя сорву,
Я ваше знамя в куски изорву,
И лоскутья спрячу в карман,
Как велел мне великий хан.
Из бесчисленных табунов
У верховьев Нарина-реки
Отберу я лихих скакунов
И домой угоню косяки.
И когда урагана быстрей
Полетят ваши кони за мной,
Ваши полчища богатырей
Устремятся в погоню за мной,
И случится - догонят меня,-
Смельчака, что затронет меня,
С одного я размаха сражу,
Как добычу, к седлу привяжу,
А седло подвяжу я коню
Под живот и коня угоню,
Как я прежде коней угонял,
И тогда вы поймете, каков
Богатырь по прозванью Санал!"

Черной яростью разъярены,
Будто дикие кабаны
В жаркий час, когда жалят пчелы их,
Воины ринулись на посла.
Распахнулись подолы их,
Засверкала синяя сталь.
Но у Санала пика была,
Пика великана Гюмбе,
Славного Гюзана Гюмбе.
Вынул острую пику Санал,
Воинов, что кабанов, разогнал.

Отбиваясь от силачей,
От проливного дождя мечей,
Заставлял он пику свою,
Славой покрытую в грозном бою,
По железным гулять животам.
Доходила кровь до кольчуг.
Бумбулва сотрясалась вокруг
И, как в бурю, гудела там.

Видит Санал, подвигаясь вперед:
Очищен уже проход
От неистовых богатырей.
Расписных восемнадцать дверей
Открывая одну за другой,
Вышел Санал и гневной рукой
Черно-пестрое знамя сорвал,
На куски его разорвал
И в карман положил, а потом
Он поводья схватил на лету
И поехал на Чалом своем
Плавной иноходью по мосту.
Доскакав до верховьев реки,
Где на воле паслись косяки,
Богатырь отобрал коней
И погнал их к отчизне своей.

Чалый скакун - отличный конь,
И покуда обычный конь
Сделает один поворот,
Восемь раз повернется он!
С быстротой иноходца он
Угнанные косяки ведет.
Буре подобны, в густой пыли
Буйные кони скакали вдали,
Будто ветру завидовали,
Будто пугаясь комков земли,
Что по дороге раскидывали,
Будто пугаясь ударов копыт.
От развевавшихся конских волос
Пение скрипок и гуслей неслось,
Чудилось: музыка звенит.

Там, где бежали коней косяки,
Красные разметав пески,
Появлялась потом тропа:
Покрывалась песком трава.
Черной пыли взошла полоса,
Подпирающая небеса,
Землю мангасов окутал туман.

И тогда повелел Зарин Зан
Своего скакуна оседлать,
Что подобен гранитной скале,
И собрать на мангасской земле
Неуемную темную рать.
И повел он тьмы силачей –
Под углом восходящих лучей.

Скачут, не признавая ночей,
Не считая томительных дней.
И мангасское племя вдруг
Увидало Санала вдали.

Сделал в левое стремя вдруг -
Зарин Зану поклон до земли
Богатырь Одон и сказал:
"В дружбе нетленной испытаны мы.
Вскормлен объедками вашими я.
Вашим потом пропитанными,
Грелся одеждами Вашими я,-
И ни о чем не просил я тайшу.
Вашего ныне приказа прошу:
Первым дотронуться мне до него".

Получив согласье, Одон
Вынул желтый меч из ножон
И понесся, как брошенный ком,
На ретивом Буланом своем.
Сразу его Санал узнает,
Но с отпором он медлит, а тот
На стременах своих привстает
И Саналу наносит удар!

Семьдесят пуговиц грозной брони
(Плотно застегнуты были они)
Разлетелись, и желтый меч
В тело вонзился пониже плеч:
Сердце чувствует сталь острия!
У Санала крови струя
На две сажени бьет изо рта.

Еле вытащил меч Одон,
А Санал, сознанья лишен,
Восемь дней скакал наугад,
Оберегаемый Чалым своим.
Недруги сбить Санала хотят,-
Чалый Санала неуловим!
Вот он летит, ненаглядный конь!
И пока заурядный конь
Сделает один поворот,
Восемь раз повернется он!
С быстротой иноходца он
Тысячи гонит коней,
Ни одному отстать не дает!
Думает отчаянный конь:
"Всех до единого уберегу!"
Не дает хозяина конь
На поругание врагу.

Снова в сознанье пришел Санал,
Десятиострый бердыш достал,
Десять лезвий горят в ножнах,
Десять молний блестят впотьмах.
Ринулся на Одона Санал,
Щеки запылали, как жар.
Хлынула к сердцу кровь, горяча.
Со всего размахнулся плеча –
Страшный нанес Одону удар!

Семьдесят пуговиц грозной брони
(Плотно застегнуты были они)
Разлетелись, как голубки!
Шейные скрючились позвонки,
Крошевом стали ребра врага!
Разум иссяк недобрый врага –
Пять источников ума.
Очи покрыла мутная тьма.
Высох способностей родник...

К шее Буланого приник
Мертвый Одон, упав тяжело.
И взвалил его Санал
Вниз лицом на свое седло,
Руки и ноги ему связал,
К наковальне-спине прикрутил,
Тороками к седлу прикрепил,
А потом захватил Санал
Скакуна и в табун загнал,
И ходило седло ходуном
У Буланого под животом.

Девяносто суток Санал
Отбивался от полчищ врага.
И внезапно героя нагнал
Именитый Модон Харга.
У Санала в памяти жил
Нанесенный Одоном удар.
"Чуть он жизни меня не лишил!"-
Так подумав, Санал поспешил:
Вражий вызов принять порешил,
Смертоносный бердыш обнажил,
Смелость барса в железо вложил, -
Разрубил с размаху врага!
Как добычу, Модона Харга
Привязал к торокам своим.
Завладел он конем врага
И погнал к табунам своим,
Подвернув седло под живот.

Зарин Зана досада берет.
Поскакал Зарин Зан вперед –
Он уже до хвоста достает,
Он расправится скоро с врагом!
Чалый мчится бури быстрей,-
Поздно! Вот уже скачут кругом
Полчища вражьих богатырей.
Заорал Зарин Зан-тайша:
"Изловите его как-нибудь!"
Десять тысяч крашеных пик
Поразили воина в грудь.

Десять тысяч бешеных пик
Поразили Чалого в грудь.
Барсу гневным обличьем тогда
Стал подобен суровый Санал.
Крикнул грозное слово Санал -
"Джангар" было кличем тогда!
Услыхал это Чалый скакун.
И проделал сначала скакун
Вверх одиннадцать тысяч прыжков.
Вниз одиннадцать тысяч прыжков
Он потом проделал сполна.
И тогда из груди скакуна
Десять тысяч выпало пик
И посыпалось мелким дождем.
Из груди Санала потом
Десять тысяч выпало пик
И рассыпалось мелким песком.

Вновь помчался, как буря, Санал,
Скакунов чало-лысых погнал...

Зной тяжелый стоял с утра,
В полдень стало палить сильней,
Придавила землю жара,
Был неслыханный суховей.
И не стало травинки зубам,
И не стало росинки губам.
Чалый медленней стал брести,
Не осталось мозга в кости,
Не осталось жира в груди,
И упал обессиленный он
Посреди пустыни потом,
И за корень ковылины он
Ухватился голодным ртом,
И на землю спрыгнул Санал,
Обнял Чалого, приласкал,
И, роняя капельки слез,
Молодой богатырь произнес:

"Там, где травинки нет зубам,
Там, где росинки нет губам,
Там, где не видно жизни вокруг,
Почему ты, верный мой друг,
Одного оставляешь меня,
Горевать заставляешь меня?
Ты хотя бы доставил меня
До горы Цоколгани-Цаган,
Переправил хотя бы меня
Через реку Цока-Ганцу!"-
Так сказал богатырь бегунцу.
Чалый ответил: "Садись на меня!"
Снова сел Санал на коня,
Выехал в самом начале дня,
Прибыл он на вечерней заре
К сизо-плешивой высокой горе.

Чалый раскинул ноги опять,
Чалый упал на дороге опять.
За гору быстро тогда Санал
Угнанные косяки загнал,
Вниз побежал со склона потом,
К бедному Чалому подбежал
И, отвязав Одона потом,
Что на стальных тороках лежал,
Выбросил останки в овраг.

Десять в нем закипело отваг,
И, на плечи взвалив скакуна,
На вершину взобрался горы,
И коня поместил до поры
В незаметном и круглом рву,
И на ров накидал траву.

Стал из лука стрелять великан.
В многошумный вражеский стан
Восемь суток стрелял Санал,-
Трудно стало вести борьбу.
С круглой шеи мирде*-талисман –
Образок он глиняный снял
И приставил его ко лбу,
Повернулся к востоку лицом.
Плача, Джангра на помощь призвал.
И воскликнул в печали Санал:
"Где же мудрый Алтай Цеджи?
В ясновидящем взоре теперь
Отчего я не отражен?
Неужели не видит он,
Что в ужасном я горе теперь,
Что погибну в позоре теперь?"

В это время в кругу силачей,
В блеске золота и тополей
Восседал белоглавый Цеджи,
Добродетель державы - Цеджи.
И сказал величавый Цеджи:

"Ваш герой, что вернулся уже
Из далекой земли Зан-тайши,
Ханства нашего на рубеже
Ждет спасенья смелой души".

Пировавшие в сладкой тиши
Полчища Джангровых богатырей
Повставали с мест поскорей,
Пораскрыли двадцать дверей,
Поскорей оседлали коней,
Поскакали все как один.

Впереди богатырских дружин
Ехал знаменосец Мангна,
Желтый стяг он держал в руке
С украшениями на древке.
Далее следовал Джангар Богдо,
А за ним - двенадцать бойцов,
Самых отборных храбрецов,
А за ними - ратный народ
Быстро и грозно понесся вперед.

Ханства границы близко уже.
Савар скачет на Лыске своем,
И торопится Лыско уже...

Савар подъехал к Джангру Богдо,
Сделал в левое стремя поклон
И сказал: "Разрешите, нойон,
Испытать моего скакуна",-
"Хорошо",- ответил нойон.
Тронув бронзовые стремена,
Савар, отвагой горя, полетел,
Искрою десять бэря* пролетел,
И вонзилась пыль в небеса –
Тонкая, красная полоса...

Видит Санал в укрёпленье своем:
Пыль поднялась красным столбом.
"Эта пыль,- подумал он,-
Поднята Савровым лысым конем.
Если будет враг побежден,
Снова рассядемся мы в бумбулве,
Савар, подняв пиалу с аракой,
Станет бахвалиться на торжестве:
"Помнишь, когда ты сидел за рекой
На горе Цоколгани-Цаган,
Страхом смертельным обуян,
Призывая спасения час,-
Я тебя от гибели спас!"

И тогда изо рва Санал
Вывел Чалого и погнал
В гущу необозримых врагов,
Все живое круша и кроша.
Тысячи мангасских голов
От удара его бердыша
Низвергались крупным дождем.

Саналу на помощь спеша,
Прибыл Савар на Лыске своем
И такие крикнул слова
Беспримерному смельчаку:

"Погоди, мой Санал, сперва
Сбросим долгой разлуки тоску –
Не видались давно мы с тобой!
Эти жители ада, поверь,
Не спасутся от нас теперь,
Мы победой закончим бой!"

Спешились оба с улыбкой в глазах,
И друг другу в объятья они,
Будто родные братья они,
Бросились в счастливых слезах.
И вот в этот сладостный миг
Прибыл Джангар с дружиной своих
Многочисленных богатырей
И повел силачей за собой
На мангасскую темную рать.

Семью семь - сорок девять дней
Шел воистину грозный бой.
Много забрано было коней.
Много тысяч мангасов легло,
Много крови людской потекло.

Жалкую душу спасти спеша,
В гуще бойцов бежал Зан-тайша.
Джангар, ужас внушая врагам,
Полетел, и владыку настиг,
И пронзил его пикою вмиг,
И, дрожащего, бросил к ногам
Желтошапочных богатырей.

Находящийся невдалеке
Савар правой ладонью своей
Ударил тайшу по щеке,
И пунцовое Бумбы клеймо
На щеке появилось само
В знак, что отныне стал Зан-тайша
Подданным славного Джангра Богдо.
Верности клятву дал Зан-тайша:
Некогда враг заклятый Богдо,
Он поклонился трикраты Богдо.

И сказал Санал Зан-тайше:
"Грех большой у вас на душе,
Ханский сын томится у вас.
Вот вам, Зан-тайша, мой приказ:
Освободить вам надо его,
Выпустить надо из ада его!"

И к бессмертной, священной стране,
К милой Бумбе, к нетленной стране
Поскакали войска силачей,
Не считая бессонных ночей,
Не считая томительных дней,
И приехали к башне своей,
И расселись в зеленом лесу
Эти семь богатырских кругов,
В честь победы устроя пир,
В честь Санала-героя пир,
В честь разгрома грозных врагов.

<< Назад

Калмыцкий народный эпос Джангар
Главная | Радио | Калмыцкий народный эпос 'Джангар' | Калмыцкие сказки | Об эпосе
All right reserved © 2006-2011 Студия Санджи Буваева Москва